Меню
16+

Общественно-политическая газета «За большую Дегтярку»

13.03.2015 18:24 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 9 от 12.03.2015 г.

Навестите ветерана… Он ждёт вас всегда

Автор: А.Бехтерева
Корреспондент

Т.Д.Гневашова — ветеран войны

Несмотря на небольшое похолодание, мы все чувствуем, что уже наступила весна. Позади уже главный праздник марта, женщин порадовали цветами, конфетами, тортами. Уже слышно пение птиц и солнце, кажется, появляется все чаще и чаще. Быстро пролетит апрель, а за ним наступит май, в котором отмечают один из самых болезненных праздников для нашей страны – День Победы. Тогда мы снова вспомним о ветеранах, пойдем поздравлять их, благодарить за нашу мирную жизнь, восхвалять их героизм. А что сейчас? А сейчас они нам не нужны.

Несмотря на небольшое похолодание, мы все чувствуем, что уже наступила весна. Позади уже главный праздник марта, женщин порадовали цветами, конфетами, тортами. Уже слышно пение птиц и солнце, кажется, появляется все чаще и чаще. Быстро пролетит апрель, а за ним наступит май, в котором отмечают один из самых болезненных праздников для нашей страны – День Победы. Тогда мы снова вспомним о ветеранах, пойдем поздравлять их, благодарить за нашу мирную жизнь, восхвалять их героизм. А что сейчас? А сейчас они нам не нужны. Нам не приходит в голову навещать ветеранов в непраздничные дни, а, например, 26 марта или 17 октября. Напрасно вспоминаете, это не знаменательные даты. Это обычные рядовые дни, в которые ветераны сидят дома одни. Многие из них не могут самостоятельно передвигаться. Им не нужно от вас чего-то выдающегося, просто выслушать их и скушать конфетку-две, они почему-то всегда стремятся поделиться сладостями. Думаю, хотят дать нам то, чего не всегда хватало им самим.

– Выхлопотать бы коляску мне, больше-то ничего не нужно. Я ведь не хожу совсем. Дочка с мужем на работу уйдут, кушать мне оставят, а я разогреть не могу, приходится холодное кушать. А коляска была бы, я сама смогу что-то делать, да и к окошку подъезжать, смотреть, что на улице происходит. Хоть бы старенькую какую, мне самой-то не по силам купить, – делится своим самым заветным желанием ветеран войны Таисья Дмитриевна Гневашова.

Обычная комнатка, не маленькая и не большая. Кровать, стул, телевизор. У кровати столик с самым необходимым – вода, таблетки. Здесь же дети Таисьи Дмитриевны оставляют ей завтраки. Я немного теряюсь, не знаю с чего начать – непривычно расспрашивать о том, что люди, по моему опыту, не хотят вспоминать.

– Не стесняйся, спрашивай все, не бойся, – подбадривает меня Таисья Дмитриевна. – На все отвечу.

– Расскажите о себе, о своей жизни.

– Жила я в городе Нязепетровс Челябинской области, работала в литейном цехе. Я сирота, жила у знакомых, а у них детей много было, еды почти не оставалось. На работе-то меня покормят, а домой приду – уже ничего и нет. Картошка только была, ее и ели. Со мной девушка тогда работала, у которой мать в бюро была, ну, справки делала. Она и оформила мне бумагу, будто я с 1924 года, я сама с 1925. Так я пошла на фронт добровольцем. Бригада формировалась под Москвой в Раменском. Меня определили в первую стрелковую роту.

– В вашей бригаде командирами тоже были женщины?

– Мы когда поступили, все командиры мужчины были. А потом, когда немцев от Москвы отогнали, прошли за ними до Ржева, здесь у нас всех командиров на женщин и заменили, мужчины только в штабе остались. С мужиками легче, мужик есть мужик: дисциплину держит. А женщины…отмахнутся и ладно! Много женщин на войне было. Бригада (от 1000 до 4000 человек) целая.

– Чем вы занимались на войне?

– Обучали нас и из пистолета, и из пулемета, и из танка стрелять – все могу сделать! А лес как рубила, щепки летели! На войне мы людей раненых подбирали. Молодые… вспоминать сейчас не могу, плачу. Многих поубивало, ранило. Я сама контужена и ранена. Мы прошли от Москвы через Ржев, Смоленск до Будапешта, там меня ранило, и поехала я скитаться по Родине. Ни роду, ни племени у меня, возвращаться некуда. Так и приехала сюда, завербовалась в лесной отдел. Спасибо, одели и обули нас, а то морозы 40 градусов. Жили мы на Кислянке, а там ни садика, ничего нет. У меня мальчик маленький был. Однажды приехал директор рудника, увидел, как мальчишки бегают, в каких условиях. Немедленно переселили нас, правда, на кухню только. Неудобно, конечно, было, соседям мешали, но что делать. Устроили меня на Первую Капитальную, сначала в забое работала, а потом угорела. Со мной девушка была, она до смерти угорела, а я жива осталась. Тогда все друг друга жалели, и мне подсказали люди, что есть барак, а там в комнатах дрова держат. Ох, как я разозлилась! Мы живем на кухне, людям мешаем, а они комнату дровами занимают! Пошла к начальнику, рассказала ему. Он мне не поверил, вместе пошли проверять. Он еще больше меня разозлился, начал оттуда дрова вытаскивать. Потерпи, говорит, сутки, потом переедешь. 5,5 лет я на шахте отработала, после угара поехала на целину, мозги-то не работали. Там 3 года пробыла, потом снова сюда вернулась, устроилась в коммунальный отдел. Сначала полы мыла, потом кочегаром была. В Свердловске потом работала маляром, позднее на Известковом.

Жизнь у меня не очень хорошая, никому такой не желаю. Досталось мне. Но сейчас не жалуюсь, пенсией не обделили, дочка выхлопотала, постаралась. Раньше я, как все, на сборы ездила, в кружок петь ходила, сейчас уже вот никуда не хожу, не могу. 12 наград у меня, медаль за отвагу только на целине сгорела. В этом году, может, еще что-нибудь дадут, а, может, и поддадут, – смеется Таисья Дмитриевна.

Разговаривая с Таисьей Дмитриевной, хочется и не хочется плакать одновременно – головой понимаешь, насколько тяжелой была ее жизнь, но она с такой легкостью о ней рассказывает, с постоянной улыбкой, подшучивая над собой. Бывают теплые люди, которых не хочется жалеть, а которым хочется сочувствовать, находиться рядом, сопереживать им. Таисья Дмитриевна одна из таких женщин.

– Редко кто заходит, конечно. Из школы №30 ребята вот каждый год приходят, поздравляют. Они мне открытку, я им конфетки. Хорошо ко мне всегда относились и относятся. Я всем говорила и говорю – главное, берегите родителей! Очень плохо тем, у кого мамы нет, очень плохо.

Провожала меня Таисья Дмитриевна только до дверей своей комнаты, да и то лишь улыбкой и добрыми глазами. На прощанье она не забыла снабдить меня порцией любимых конфет, ради которых, уверяю вас, стоит чаще заглядывать к ветеранам.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

47