Меню
16+

Общественно-политическая газета «За большую Дегтярку»

28.10.2021 09:42 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Они в наших умах и сердцах, безвинные жертвы политических репрессий

Для памяти нет срока давности

30 октября в России отмечается День памяти жертв политических репрессий. Трагедия первой половины ХХ века коснулась судеб очень и очень многих граждан страны, попавших в жернова массовых арестов, выселений, расстрелов. Наш шахтерский городок так же стал местом, куда ссылали многих. Сегодня свидетели тех страшных времен еще остались.

Вот история Нины Михайловны Кокориной, ее отец был репрессирован из Белоруссии.

"Кто такие репрессированные — это наши родные люди, наши земляки. 30 октября вся страна будет поминать жертв политических репрессий. Было очень страшное время в истории нашей страны в 30 — 40 годы — время большого сталинского террора. За это время репрессиям подверглись 5 млн. человек, из которых 2.5 млн. были физически уничтожены. За что? За то, что их считали врагами народа. Кто они — враги народа? Это были ученые, врачи, работники культуры и даже военноначальники. Врагами народа были и те, кто крепко стоял на земле, занимались хозяйством — так называемые кулаки. Врагами народа были люди, которые вообще никакого отношения не имели к политике, но они попали в жернова этой жестокой, кровавой машины и по "разнорядке" были так же репрессированы, а многие даже уничтожены. Вспоминаю я одного человека, это был пожилой мужчина, который работал сторожем на подсобном хозяйстве. У него не было ни образования, ни высокой должности, чтобы он мог о чем-то рассуждать, что противоречило власти. Очень простой человек. Как-то утром мы узнаем, что ночью за ним приехал "воронок" и больше мы его никогда не видели. И таких случаев было много. НКВД в то время работал четко, выявляя врагов народа и отчитываясь наверх о своей бдительности, о том, как они много работают. Мы не понимали, чем все вызвано, люди говорили, как можно уничтожать свой народ! Но жажда власти тех времен и страх ее потерять были главными для них. Именно поэтому они боялись любого слова или действия, которое было направлено против власти. Все это считалось преступлением, а наказание следовало незамедлительно. Наказание было страшным, убивали и расстреливали без суда и следствия. У нас есть 10 томов репрессированных по Уралу, я в свое время передала их в музей нашего города. Когда мы читали про таких людей, как плотник, дворник или просто домашняя хозяйка, которые были признаны врагами, нам становилось жутко. Вот такое было страшное время.

Нам ужаса из памяти не выбить,

Тяжелым стоном к сердцу он прирос.

И те, кому в те годы вышло выжить,

Состарились от горя и от слез.

Это мы. Те немногие, которые сегодня еще живы. Тогда мы были детьми. Сейчас мы вспоминаем это. Нас осталось уже немного, но надо, чтобы это знали от нас, очевидцев того времени. В ссылку отправляли в основном молодых, которые могли быть даровой рабочей силой. Мои родители были такими. Они из Белоруссии. Мой папа один из 4-х сыновей в своей семье, которая вела свое хозяйство, все много работали на земле, жили в достатке, хотя дворцов, конечно, не имели. Жили все вместе, была сильная, большая семья. Этого оказалось достаточно, чтобы признать их врагами народа. После чего их раскидали по ссылкам на Урале. Мой папа Михаил Никитович Брокар сначала попал на "химию" в Соликамск. Потом на лесосплав. Как рассказывала мама, когда они гнали плоты в осеннее время, в то момент, когда вода уже застывала, шла так называемая шуга — это ледяная каша. Все работники стояли часами по пояс в этой каше и работали. В то время отец был уже женат на маме, а в семье родилась моя старшая сестра Ольга. Но они не были с ним в ссылке. Пришло время и отец написал маме: "Если ты еще хочешь со мной увидеться, то приезжай, я уже больше отсюда не выеду". И мама с маленькой Ольгой приехала к папе в Среднеуральск, он был в этом городе на строительстве электростанции (ГРЭС). В последующем они попали в Дегтярск на строительство железной дороги, где он был уже бригадиром. Папа был очень сильный и высокий, поэтому часто сам делал тяжелую работу, так как на стройке работало много женщин. В последующем он попал уже в шахту. Там работали в основном ссыльные. Я вспоминаю семьи, которые жили рядом с нами на ул.Клубная — это Мамаевы, Приходько, Змеевские, Орловы, Давыдовы, Дворники и многие другие. Прошу прощения, что всех перечислить не могу. Жили все очень бедно, был, можно сказать, первобытный быт — что сколотили и сделали своими руками, тем и пользовались. Конечно, голодали. Каждую неделю родители ходили отмечаться в комендатуре. Шахты тогда были неглубокие, в зимнее время ужасно холодные. Все работали без специальной одежды, без нужного питания. Так и появился в то время неизлечимый туберкулез. Эта страшная болезнь уносила жизни людей быстро и безжалостно. Тогда очень многих совсем молодых 30-летних мужчин просто выкосила эта страшная болезнь. Мой папа умер от этой болезни в 36 лет, это был год начала войны — 1941. Тогда мне было 4 года. После его смерти назначили нам месячное пособие на двоих детей, которого хватало только на булку хлеба. Мы оставались изгоями, нам было очень многое не позволено. Многим не разрешали учиться, после 5 — 7 классов уже нужно было работать.

Нам не вернуть поруганного детства

И годы юности прожитой не вернуть,

Все униженья, оскорбленья в эти годы

Дай силы, Господи, забыть.

Но не забывается. Вот уже сколько лет прошло, а забыть невозможно. Дальше война. И вот на наше детство репрессированных пришлись еще и страшные военные годы.

Но, слава Богу, бывают и светлые моменты, и правда побеждает и приходит справедливость. Так и случилось у нас. В 1989 году новое руководство нашей страны, не извиняясь, но все же признало, что репрессии большинства людей были преступными. Нас оправдали, нам и нашим родителям вернули честное имя.

Но как можно оправдать то, что меня лишили моей Родины! Моей Родиной должна быть Белоруссия. Мы не знаем своих родных, бабушек, дедушек. Не оправдать, что отец безвременно ушел из жизни. Не оправдать детство, которого у нас не было… Как все это можно оправдать? Поэтому мы живем с этим и сегодня. Но видимо, такова наша судьба. После реабилитации стало создаваться много разных ассоциаций. Первая из них — это ассоциация жертв политических репрессий. Потом стали формироваться уже региональные, областные и местные отделения. И в 2007 году по инициативе Совета ветеранов мы создали свое отделение. В то время нас было 136 человек. Конечно, это маленькая толика пострадавших людей, многих уже давно не было в живых. Сегодня нас осталось около 30 человек. Тогда я была председателем городского Совета ветеранов и мы избрали председателем ассоциации Владимира Эммануиловича Карстена. Ему всегда помогала его жена, Антонина Ивановна. Сегодня, после его ухода из жизни, именно она продолжает его дело. Меня все время не оставляла мечта, что надо обязательно сделать памятник. Мы с главой города, тогда им был Валерий Евгеньевич Трофимов, несколько лет вынашивали идею памятника. Я благодарна ему и его команде, что они отозвались на мой призыв и памятник заложили в 2011 году. В этом 2021 году он уже 10 лет как стоит и напоминает нам о тех, кто был безвинно уничтожен. Камень, из которого состоит этот памятник, был взят из известкового карьера. Александр Михайлович Сарычев организовал доставку этого камня на место. С тех пор мы каждый год приходим к нему и вспоминаем своих родных. Со временем к нему стало сложно подойти, так как развалились ступеньки. Сегодня, наконец, ступени сделаны, за что спасибо местной администрации, в частности, Вадиму Олеговичу Пильникову, главе нашего города. Спасибо так же Ольге Анатольевне Хисамовой, бывшему председателю городской Думы, что нашлись источники финансирования для проведения ремонтных работ. И, конечно, очень большая благодарность исполнителю всех работ — Александру Николаевичу Михину, умелому и внимательному человеку. Сегодня мы очень рады, что все сделано. Теперь очень хочется, чтобы младшее поколение знало о тех страшных страницах в истории нашей страны. Пусть приходят к нему ребята, как к обелиску погибших в годы войны. Возможно, что мы, еще живые свидетели той истории, сможем рассказать им о том, как это было. Пусть в умах и сердцах людей и сегодня остается память о людях, на чьих костях поднималась наша Дегтярка!

А пожелание только одно:

Спаси Господь от новых потрясений. Спаси.

Всех павших от репрессий помяни.

Покой и мир на нашу землю принеси.

Хочу отдельно обратиться к новому составу Думы: святые места, а у нас их немало в Дегтярске, должны выглядеть достойно, но не только тогда, когда приходит праздник, а всегда. Надо сделать так, что бы эти места были в надежных руках! На мой взгляд, таким человеком может быть Александр Николаевич Михин, который всегда готов прийти на помощь. Прошу от всего Совета ветеранов поручить это ему.

А людям хочется сказать, что когда они приходят в такие святые места, нужно поклониться, оставить цветы, а не осквернять эти места мусором. Очень жаль, что так много мусора оставляют люди после себя, тем самым нанося оскорбление всем тем, кто так много пережил. Очень горько на душе от этого. Такие места в нашем городе должны быть чистыми".

Н.М.Кокорина, жительница г.Дегтярск

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

15